Двое в лифте

В кажущейся пустоте сцены - выгородка старого лифта, где на стенах - обязательно стихи о любви или нецензурные выражения, а под ногами - презервативы или затоптанные цветы. Рядом с лифтом - железные черные трубы, пустота.... Внутри лифта - двое: Он и Она. Кто эти двое? - мужчина и женщина, шаржи современности, в которых легко узнаются чужие, близкие, знакомые...
Она: признаки пола можно определить по длинным волосам и юбке-мешку неопределенного цвета. Огромные роговые очки в "старушечьей" оправе папка с бумагами в руках - "человек в футляре", бухгалтер среднего рода. Ее история проста и незамысловата: мама, традиционный брак в 20 лет, ребенок, трудности, окончание института, работа бухгалтером. Но и здесь есть свои подводные течения, что-то человеческое, настоящее: нереализованная женская мечта о Принце, сын - свет в окошке, смысл жизни и серых будней, двойная бухгалтерия начальника, страх потерять семью, работу и "налаженный быт".
Он: крепкий молодой мужик в рабочем комбинезоне без каких-либо отличительных знаков. У него - все в прошлом: свое дело, любимая девушка, крах, уничтожение всего, что дорого... Он становится "неуловимым мстителем", или киллером богатеев. В лифт он сел, возвращаясь с "дела", убив начальника этой самой невезучей бухгалтерши. Завязка сюжета пьесы похожа на триллер. Абсолютно чужие люди, похожие, скорее, на манекены, ходячие "функции", волею судьбы (или ремонтной бригады ЖЭКа) застряли вместе в лифте.
В двухчасовом диалоге герои, попавшие в вынужденное заточение, невольно или случайно касаются "болевых точек" друг друга, выворачивают души наизнанку, стремясь доказать прежде всего себе, что законы, которые они выбрали, - единственно верные в их жизни. Сталкиваются два полярных мировоззрения, две философии, и на этом высоком градусе рождается чувство. Их роли: жертвы и палача - все время меняются, они балансируют на грани страсти и ненависти друг к другу, наносят удары в цель ядовитыми и правдивыми словами, потому что нельзя удержать "лицо" в маленьком замкнутом пространстве столько времени.
Обаятельный киллер (М.Николаев) предлагает девушке игру в любовь, постепенно, с помощью паутины слов-действий, заставляя ее забыть, что это - игра. Да и игра ли это в действительности? Школа любви, зона невысказанных чувств… Что из его рассказов - правда, что - ложь, остается загадкой. И это не важно.
Одна из статей, посвященных спектаклю, была названа "Пьеса от депутата". Ее автор, Сергей Андреев, - депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга. В статье упоминается, что, "в отличие от многих наших беллетристов, активно использующих знание жизни, полученное на работе, в своем творчестве, Андреев не пишет об экономике и - политике". Такое время, когда пьесы пишут депутаты, а экономикой занимаются поэты....
Но вернемся к спектаклю: усилиями режиссера Натальи Кроминой и актеров Натальи Лыжиной и Михаила Николаева (первоначально роль киллера играл мягкий и нежный "с бандитским лицом" Игорь Лифанов) пьеса зажила своей жизнью. Тем, кто первый раз смотрел спектакль этого режиссера, могло показаться, что все, происходящее на сцене, сделано только актерами. Но виденный мною "Оркестр" в Театре у Нарвских ворот вызывает иные ощущения. Как в лучших традициях режиссерского театра, Наталья Кромина (выпускница курса Льва Додина) очень тщательно работает с актерами, выстраивая психологию, логику поведения, искренность проживания, а спектакль наталкивает на мысль, будто все сделано актерами - такими правдивыми, такими настоящими, такими талантливыми. Наверное, подлинный режиссер умеет растворяться в актерах так, чтобы "белые нитки" амбиций не перекрывали главное богатство сцены - артистов, чтобы новомодные "придумки" не становились самоцелью.
Актеры, выбранные Н. Кроминой, действительио хорошие - молодые и уже известные театральному Петербургу по интересным спектаклям в других театрах.
Героиня Н. Лыжиной - чудовище и красавица в одном лице: искренняя, неуклюжая, смешная, жалкая и высокомерная - одним словом, Женщина. Когда герой стаскивает с нее мешковатый костюм, когда распускает ее волосы, сколотые бабушкиными шпильками в страшный пучок, и те ярким потоком падают вниз, когда ее несуразные и нелепые движения превращаются в мягкие и смелые, тогда перед нами - если не рождение боттичеллевской Венеры, то рождение Женщины из мира условностей, обязанностей, социальных норм и общественных правил.
Герой Николаева - злодей с обаятельными манерами, одновременно жесткий, расчетливый и …несчастный "мальчишка", которому в детстве не объяснили, что мир - не сказка Андерсена, что люди - не эльфы и феи, а, порою, слабые, эгоистичные и жестокие, способные на подлость, предательство. В общем, получился этакий несчастный змий-искуситель, который жаждет неодиночества, плеча рядом, тепла и любви, как любой из нас.
Эта двухчасовая история - неправдоподобна и узнаваема, потому что главное - не слова, которыми герои обмениваются, а состояние, сложенное из жестов, реакций, поворотов, выстроенное режиссером и найденное актерами, отсылающее к собственным ситуациям жизни, где есть место и серой скуке и "сказочным" поворотам, где есть место искушению и равнодушию, счастью обладания и горечи потери, любви и предательству - всему, что действительно рядом.

                                                                Светлана Володина, "PRO сцениум" № 2 (7) , 15.05.2006


ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ХУДОЖНИКА ЕЛЕНЫ ДМИТРАКОВОЙ. ПРЕССА О СПЕКТАКЛЕ "ДВОЕ В ЛИФТЕ"