«В зачет» Театру Сатиры можно поставить три обстоятельства. Во-первых, Улицкая - это не только современная, но и умная драматургия. Во-вторых, постановка выигрышна визуально. В-третьих, особого внимания заслуживает игра всего актерского ансамбля. Соединение трех слагаемых дает спектакль о том, что интеллигенция, если она еще есть в России, обречена на гибель или перерождение. Точнее - кто не переродится, тот и погибнет из-за хронической оторванности от реальной жизни, в которой созидание - жестокая необходимость. Остров, на котором ютятся герои, - образный «синоним» чеховских усадеб (…). Никто ничего дальше собственных мечтаний не видит и идти никуда не хочет…(…) Но спасти героев «Варенья» невозможно: они погибнут и в доме с теплым сортиром. Погибнут, кичась своим островным положением в мире, который уже давно ставит деятельность выше непродуктивной духовности.

Екатерина Омецинская, «Новости Петербурга», 11 декабря 2007

Склонность героев к разговорам неизменна: младшенькая Лиза (Надежда Кулакова) трудится на разговорной ниве - обслуживает клиентов «секса по телефону». Но, когда герои говорят, они друг друга не слышат: на этом острове от семьи осталась лишь видимость. Разборчивостью здесь никто уже не страдает. (…) «Прогоревшее» на заготовках варенья семейство спасает бизнесмен Ростислав (Артем Цыпин) - старший сын и брат. И он, и его жена (Елена Мартыненко) - модная писательница - к интеллигентам уже вряд ли принадлежит. Они переносят родственников в 21 век - из разрушающейся дачи в современный коттедж со всеми удобствами. Что будет дальше? Рецепты варенья со временем не меняются…

Екатерина Омецинская, «Деловой Петербург», 14 декабря 2007

Обращение Театра Сатиры на Васильевском к драматургии Людмилы Улицкой - очередной эксперимент его главного режиссера Анджея Бубеня. В последнее время театр Сатиры активно работает с игровым пространством, перестраивает его. Так, художник Елена Дмитракова выстраивает в зале невысокий амфитеатр, а саму площадку для действия «вытягивает» вдоль него. Вместо твердого покрытия на «сцене» чернеет вода. Посреди - как оторванная льдина - деревянный островок, на котором нагромождена старая, покосившаяся мебель.(…) Сквозь стол, через круглое отверстие в его центре, прорастает дерево. Оно сухое, с корявыми ветками, на одной из них висит черно-белая фотография Чехова. От этого «островка» отходят деревянные мостки (…) Семья Лепехиных - те самые «дальние родственники» чеховских персонажей. И несмотря на то, что Дмитракова намеренно вносит в зрительские умы путаницу, одевает героев в костюмы разных эпох, хрестоматийные герои узнаваемы. Современная Раневская произносит те же лирические монологи по поводу родового гнезда, из которого она не уедет (у Улицкой их выселяют с дачи потому, что на ее месте должны построить «Диснейленд»). (…) Все так же, как 100 лет назад, и даже рецепт вишневого варенья тот же. Однако если Чехова умиляли эти непутевые люди, то Улицкая, человек, ставший свидетелем тех дел, что натворила интеллигенция своим бездействием, не так сентиментальна. Анджей Бубень иронизирует, используя для этого блестящий авторский текст, полный смачными афоризмами (…). При всем при этом режиссер жалеет этих замечтавшихся растяп. Хотя очевидно, что и он совершенно не знает, что же с ними делать. Потому и оставляет их одних мечтать о небе в алмазах на своем островке, от которого бравые рабочие - строители Диснейленда - отрывают мостки.

Катерина Павлюченко, Невское время, 11 декабря 2007

«Русское варенье» - ремейк «Вишневого сада», в котором вполне различимы отголоски и других пьес Чехова. (…) Анджей Бубень ставит кунштюки Улицкой как бесконечную и вневременную сагу русской истории. Благо материал позволяет: семейство Лепехиных (…) - фигуры одновременно и характерно-бытовые, и мифологические. Художница Елена Дмитракова селит их в деревянный скит, выглядящий островком цивилизации посреди колдовского озера, темного как Стикс. (…) Здесь пропадает все, от опары куличей до лучших годов жизни (…) Тест пьесы - микст виртуозных диалогов, в которых говорящие не слышат друг друга, полилог, где одиночество говорящего гораздо важнее смысла того, что произносится. (…) Русская псевдо-интеллигенция у Улицкой выведена классом вымирающих животных, а Бубень на последнем слове делает мягкий, но вполне заметный акцент. Логично было бы предположить, что режиссер-рационалист будет симпатизировать молодому поколению Лепехиных - те-то хоть предлагают все разрушить до основания и отстроить все заново. Но они хоть и пытаются убедить родителей в том, что в стране все хорошо и нужно радоваться жизни, а сами так и норовят закатать ненужных стариков в асфальт, на котором можно много чего понастроить. Вроде бы проблематика не поспевающих за воротилами-детьми отцов исчерпала себя в залетные девяностые - а Бубень уже выстреливает финальной мизансценой, сбивая семью лихоимцев в сиротливую стаю. Разговор о загадочной русской тоске получился по-европейски жестким и тактичным.

Дмитрий Ренанский, «Коммерсантъ Weekend» 14 декабря 2007

[…] Из первых показанных спектаклей несомненно заслуживает внимания театр Сатиры на Васильевском из Санкт-Петербурга со своей новой совместной с фестивалем работой. «Русское варенье» написала одна из самых популярных современных русских писательниц Людмила Улицкая, а поставил пьесу увлечённый русской драматургией Анджей Бубень, до недавнего времени связанный с театром в Торуни. Чеховская история в современных реалиях, прекрасно поставленная, с хорошими актёрами и блестящими декорациями - в полном соответствии с задуманным самой Людмилой Улицкой. Так и тянет выйти «к ним», пройти по самым настоящим мосткам, проложенным над лужами вокруг стола-дома, который от самого настоящего дождя (разве в театре такое вообще возможно?) укрывает полуразрушенная беседка крыши. Людмила Улицкая мастерски переплела «Вишнёвый сад» с «Тремя сёстрами» и не только, влюблённые в Чехова и русскую классику получат истинное удовольствие, но не одни они. Кроме своеобразного театра в театре, спектакль предлагает умный, противоречивый, яркий портрет русских характеров, каждый из которых не просто калька чеховского персонажа. «Варенье» это практически поэма о том необъяснимом восточном умении жить, постоянно латая дыры, и при этом предаваться великим воспоминаниям и великим мечтам. Но и сама жизнь не есть ли в конце концов лишь не залатанная дыра?

Гжегож Йозефчук «Газета Выборча» 06.10.2007

Из чеховских традиций черпает свой юмор премьера Конфронтации - превосходное «Русское варенье» в режиссуре Анджея Бубеня с артистами театра Сатиры на Васильевском из Санкт-Петербурга. Семья Лепёхиных не хочет покидать запущенного дома, находя смысл жизни в воспоминаниях и мечтах. «Вишнёвый сад», переплетённый с «Тремя сёстрами», с отголосками Тургенева - сердечная, глубокая сатира, великолепная игра слов и условностей, к тому же отличное актёрское мастерство и блестящая сценография представлены в авторской пьесе известной писательницы Людмилы Улицкой. Даже хочется подняться «туда», сесть за стол, на который капают капли дождя, попробовать пирога, постоять на шатких мостках, ведущих через лужи от дома к заброшенному саду. […]

Гжегож Йозефчук «Газета Выборча» 11.10.2007

«Русское варенье», поставленное Анджеем Бубенем, вызвало реакцию неоднозначную. Один молодой критик на том основании, что пьеса «кивает» в сторону «Вишневого сада» и «Трех сестер», решил, будто речь идет о судьбах русской интеллигенции. «Русское варенье»- о тотальном вакууме. Улицко-Чеховские герои прозябают на болоте, а под болотом - пустоты тоннелей московского метро. При этом характеры, вылепленные актерами, - живые. Ради чего проводят дни эти милые люди, непонятно. Может показаться: иная, более энергичная жизнь - у бизнесмена Ростислава, его жены Аллы, производительницы книгосериалов, мелкого предпринимателя Семена-Золотые руки. Они действительно лучше считают доллары, однако тоска в глазах (…) доказывает: их бытие вакуумно, как и бытие непутевых людей с болота.

Персонажи Улицкой жонглируют чеховскими репликами, пародируют их. (…) Улицкая полагает: современное общество абсолютно апатично - «сделать-то ничего нельзя». Театр при этом оказывается в сложном положении. Как изобразить социальную апатию и сохранить спектакль эмоционально заразительным? (…) В театре Сатиры складывается ансамбль, способный убедительно продемонстрировать любые современные социальные маски.

Евгений Соколинский (Петербургский Час Пик, 26 декабря 2007)

            Режиссер вот уже во втором спектакле кряду выказывает абсолютное знание человеческой природы. Персонажи, будучи безусловно чеховскими, легко могут оказаться нашими знакомыми. Потому что мягкотелость, безалаберность, верность идеалам и мечтательность неизбывны в национальном характере. (…) Перед нами новейшие «лишние люди», редкие экземпляры, на свой лад усвоившие уроки Чехова.(…) Полнота воспроизводимой на сцене реальности вызывает восхищение. При отличной ансамблевой игре все персонажи - близкие родственники по крови и по духу. (…) Многоголосие складывается из параллельно звучащих голосов, которые соприкасаются только номинально, потому что надо как-то выживать. И этот замечательный комедийный прием сущностно отражает нас самих.(…) Островитяне действуют в противовес тем, кто, закусив удила, старается заработать на жизнь, но дачные (герои), живущие в согласии с традицией, как раз и попустительствуют полной разрухе. Глядя на клонов чеховских интеллигентов, задаешься вопросом: как следует расставаться с недавним прошлым - смеясь или печалясь? Динамичный спектакль Бубеня все же склоняется к первому, каноническому варианту, грусть остается в подтексте.

            Марина Баринова, Театральный Петербург, 1-29 февраля 2008, №3-4

Людмила Улицкая создала сиквелл по мотивам знаменитой комедии Антона Павловича Чехова «Вишневый сад». Получилось «Русское варенье». Жители островка, как и жители нынешнего Петербурга, стойко переносят коммунальную блокаду и, как могут, борются за сохранение наследия предков, вопреки всякому здравому смыслу и экономической целесообразности. Как в свое время был вырублен вишневый сад, так теперь на месте дачного поселка возникнет грандиозный Дислейленд (…).Несмотря на то, что спектакль внешне сделан по всем законам «режиссерского театра», с четко прочерченными «силовыми линиями», неожиданными решениями и немалой долей эксцентрики, по сути, это явление актерского, ансамблевого театра. Артисты точны и в рисунке роли, и в кружеве взаимоотношений с партнерами, достоверны и, в то же время, ироничны.  Они, что называется, «поймали кураж» и играют своих персонажей остроумно, тонко, прямо «по-чеховски». (…)Атмосфера «хорошей компании», издавна присущая спектаклям театра на Васильевском, сохраняется и в новых работах.

Я. Аникушин. Бизнес-сегодня, январь 2008. №1(85)

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ХУДОЖНИКА ЕЛЕНЫ ДМИТРАКОВОЙ. ПРЕССА О СПЕКТАКЛЕ РУССКОЕ ВАРЕНЬЕ