На камерной сцене МДТ выходит «Тень стрелка» ирландца Шона О’Кейси. Будучи выходцем из рабочей семьи, он, разумеется, писал об ирландском сопротивлении, пишет www.afisha.ru. В юности - о героизме его участников, с возрастом - об их несостоятельности. Поэта Доналда Дэворена - главного героя пьесы - считают подпольным стрелком национальной ирландской армии, он им не является, но отчего не поиграть роль, дающую кое-какие очки вперед? Расплачиваться за невинную вроде бы ложь приходится довольно скоро.

Режиссер Олег Дмитриев - выпускник единственного пока режиссерского курса Льва Додина - размышляет, по его словам, над темой лжи во всех ее вариациях. Роль Дэворена сыграет Игорь Черневич, его идейным антагонистом будет Александр Завьялов. В «Тени стрелка» также выйдут на сцену Мария Никифорова и Станислав Никольский, артист Театра Ленсовета, который в межсезонье показался Льву Додину и был принят в молодежную студию МДТ.

События пьесы "Тень стрелка" разворачиваются на фоне вооруженного противостояния ирландского сопротивления, боровшегося за независимость Ирландии, и британских властей, сообщает сайт МДТ.

Главный герой пьесы Донэл Дэворен - ирландский интеллектуал, поэт, разочаровавшийся в идеях сопротивления, - стремится к тишине, покою, мирным занятиям поэзией и философией. Но жизнь против воли Дэворена вовлекает его в водоворот повседневных событий. Цепь нелепых бытовых зарисовок обрывается трагически.

В окрyге все считают Дэворена стрелком Ирландской республиканской армии в подполье. Человек, с которым он вместе снимает комнату - Шеймас Шилдс - торговец музыкальными инструментами, в прошлом член "Ирландского республиканского братства в подполье", в тайне от Дэворена сохраняет связи с сепаратистами. Простая девушка Минни, влюбленная в поэта, у которой на уме только танцы, - также симпатизирует повстанцам и считает Дэворена одним из них. Отчасти в шутку, отчасти из тщеславия герой принимает на себя навязанную ему роль. Его прельщает романтический ореол революционера. Он даже готов смириться с абсурдностью этой уличной войны, где жертвами становятся случайные прохожие. Полностью не осознавая, он соглашается с теми, о ком философски рассуждает: "Каждому сначала страшно, но ведь люди быстро привыкают, а потом бросают бомбы так же, как школьники снежки".

Однако Дэворен так и остается бездействующим философом, не стрелком, но тенью стрелка. "Минни увлечена идеей, а я увлечен Минни, но разве опасно быть тенью стрелка?" Выходит, что да: событие, требующее от него решительного поступка, повергает его в шок, развязывая неотвратимость трагического финала. В доме проводят обыск, в комнате Дэворена и Шилдса случайно оказывается чехол для контрабаса, наполненный бомбами. Они в панике ждут ареста, ничего не предпринимая. Их спасает та самая легкомысленная любительница дансингов Минни Пауэлл, которая во время обыска забирает опасный "контрабас" к себе. Бомбы находят. Минни арестовывают, и при попытке побега она погибает от случайной пули, подтверждая слова Шеймаса: "Пуля в спину, если ты за Британскую империю, пуля в грудь - если ты за Ирландию. Я сам - националист, я сам - националист. В самом деле: я сам - националист. Я верю в освобождение Ирландии. По-моему, Англия не имеет права здесь хозяйничать, но я против, когда слышу, как стрелки повсюду трубят, что они умирают за народ, а на самом деле это народ умирает за них". На груди Минни находят окровавленную бумажку с надписью Минни - Донэл.

О''Кейси со свойственной ирландской литературе ХХ столетия любовью к античным аллюзиям, с чеховской горькой усмешкой написал пьесу о своих беспечных соотечественниках, беспечность которых превратилась в безразличие и пустословие. Написал не только о бессмысленности войны, тупом мещанстве, но о не меньшей жестокости, цинизме и лжи, таящихся в идеях; о смертоносности "пионеров мысли", пусть даже самых гуманных и справедливых. "Никто больше не считается с десятью заповедями. Единственная заповедь, которой никто не смеет ослушаться,- это: "Руки вверх!"

"Тень стрелка" звучит сегодня крайне современно. А многие фразы пугают, напоминая об обыденной уличной реальности, которая пока еще стучится к нам из сводок теленовостей:
"Шеймас. Не представляю, как может человек, убивший кого-нибудь, спокойно спать ночью. Дэворен. А теперь многие не могут уснуть, пока не убьют кого-нибудь".
"Дэворен. Я помню время, когда вы сами ни во что не верили, кроме бомбы. Шеймас. Да, но тогда в стране не было ни одной бомбы. Теперь, когда в стране ничего нет, кроме бомб, я другого мнения".

Режиссер Олег Дмитриев: "Мы убеждены, что "Тень стрелка" может звучать сегодня не про ирландцев 20-х годов прошлого века, а про нас, чьи мозги настолько заморочены разного рода эрзацами - идеологии, "национальной идеи", политики в кухонном ее изложении, социальной клаустро- и агорафобии. Суррогатной моралью, псевдоискусством, что самое время прожить на театре историю о лжи как движущей силе жизни, чтобы хотя бы в самих себе вырастить подобие иммунитета против лжи в жизни".
ГАZЕТА.СПБ. 20 ноября 2007 г.
В МДТ поставили спектакль об ирландском сопротивлении

Звучит пьеса очень современно: есть империя, от которой ничего хорошего ждать не приходится, и есть думающий человек, который должен занять позицию по отношению к империи.